Я читаю книги с конца. Методика чтения Сергея Переслегина

Этим летом стартует проект «Как я читаю». Наша Лаборатория решила разобраться в том, как происходит процесс чтения у наших экспертов и, вообще, у людей много и глубоко читающих. Как они выбирают книги или книги выбирают их. Как понять, твоя это книга или лучше пройти мимо и не тратить на нее столь драгоценное время. Интересным вопросом стала тема библиотек и их роль в читательской биографии эксперта (начало теме «мои библиотеки» положил Владимир Африканович Никитин в свой статье «Как стать искусным читателем«).

Сегодня мы публикуем первое интервью о методике чтения. О своем читательском опыте рассказывает Сергей Борисович Переслегин.

Давайте дружить библиотеками – очень сильная позиция. Кого попало в такую дружбу не возьмут.

Лаборатория Библиотека: Есть ли у вас методика чтения?
Сергей Переслегин: Я читаю книги с конца. Так делаю с детства. Ни разу не разочаровался в способе.

Почему вы участвуете в проекте «Онтологическая библиотека». Что он для вас значит?

Самым счастливым моментом по ощущениям и чувствам с детства был приход в новую библиотеку, как в прекрасный мир с чудесами и открытиями. Это было ни с чем не сравнимое счастье. Потом оно ушло. Мы бились за жизнь в период перестройки, мы перестали ходить в библиотеки, собрали свою, написали сами много книг, нам подарили книги, написанные разными авторами по случаю. Мы некоторые книги при уборке выбросили, оставив зачитанные: историю, фантастику, философию, биографии, написанные из фокуса безусловного интереса к истине, к будущему, героям войны, истории и политики. Но ощущение счастья не приходило. Это – как почувствовать разницу между неподдельной радостью и удовлетворением. Мы жили среди книг, радовались новым публикациям в интернете любимых авторов, но места, которое вызвало бы предчувствие чуда априори, долго не было.

Мы въехали в пространство издательства «Корвус» в революционном 2017-м, и стали там оформлять библиотеку: нетипичную, странную, непохожую на мои любимые детские – и счастье вернулось. Я снова брал книги в руки, как только что родившихся детей, и располагал их так, чтобы им было интересно стоять рядом. Я обращался с ним,и как с людьми, которым хочешь сделать что-то важное и лучшее. Я нашел чудеса, когда они встали и зашелестели своим книжным шелестом с вещами-метафорами и закладками. Моими и других участников. Моя сказка вернулась. Библиотека зажила. Там еще мало книг, но есть интенция к их взаимным чувствам.

Что вы можете рассказать о ваших библиотеках? Где происходили ваши встречи с книгами?

Мои библиотеки — это сначала детские библиотеки в каждом городке и дачном поселке, в которых мне, сыну регулировщика радиоэлектронной аппаратуры подводных лодок, мотающегося по всей стране СССР, пришлось побывать. Это — с любовью собранная библиотека моего отца. Это — библиотека (сначала детская, потом взрослая) Выборгского Дворца Культуры. Это — университетская библиотека и, прежде всего, ее исторический отдел. Это — моя собственная библиотека, сложенная из устойчивых пристрастий, подарков и сиюминутных хотелок.

И потом был большой перерыв, лет так до пятидесяти. В Киеве я попал в библиотеку Института Интеллекта: собирали ее, в основном, мои друзья и наставники, Юрий Чудновский и Владимир Никитин. Проект прожил недолго, и библиотека вскоре переехала в Украинский дом архитектора, на чердак со слуховыми окнами наверх, чтобы солнце и ветер беспрепятственно царили там. Но библиотека не потеряла себя. Книги, как и раньше, были разложены в строгом беспорядке, но все они, безусловно, составляли элиту книжного качества. Я был допущен, и уверенно зачитал Лекции по Французской революции (прим. ред.: Толпыго. А. Лекции по истории Великой французской революции 1789. — Стилус, 2004). Сегодня в нашем мыслительном питерском клубе ее прочли уже все желающие. Поклон киевлянам за нее. В этой библиотеке я заинтересовался историей Людовика Святого и еще много чем!

Давайте дружить библиотеками – очень сильная позиция. Кого попало в такую дружбу не возьмут. На Покровке в Москве есть Чайный дом, там прекрасная библиотека-книжный магазин. Там мне было приятно. Таких проектов сегодня много.

Как вы выбираете книги? Или они вас находят сами?

Во-первых, когда жена уже прочла и говорит, что надо обязательно!
Во-вторых, когда книга позовет…

Что значит позовет?

Это значит, что, открыв в середине, читаю несколько страниц и потом, сначала в конец, а потом в начало, и читаю. У книги сложной бывает большая зона сопротивления, страниц 150 ты продираешься, но если она позвала – приходится. Я не вижу разницы между книгами бумажными и электронными, зрение лучше настроено на экран с гибкими размерами шрифта. Меня одинаково зовут и бумажные тексты и электронные. Книги, они ж, целые, сохраняют себя при копировании на носители. Мой способ – заглянуть в середину относится к научным и художественным книгам, если залип на 2-3 страницы, значит, стоит читать. Я опытный читатель и думаю, что книга может быть сложной, труднопроходимой, но не может быть скучной. Скука сразу вылезет на случайных страницах из середины. Здесь дело в авторе: люди пишут интересно про то, что им интересно. Неважно для меня – владеют ли они высоким слогом, или высокий слог с горем пополам справляется с их мыслями. Когда-то Том Стоппард в интервью русским читателям сказал, что ума не приложит, как учебники сделали скучным образ, жизнь и мысли Белинского?

Назовите вашу любимую цитаты про чтение или выбор книг.

Из цитат, которые приходят мне в голову скорее про написание книг, чем про чтение: «владей сутью, а слова найдутся». Remtene, verba sequentur. Актер, режиссер и политтехнолог Кургинян недавно разразился статьей о том, что А. и Б. Стругацкие работали на КГБ СССР, то есть были фантастами, ангажированными правительством, и при этом не умели писать. Что он знает про суть?


Екатерина Жирова

Екатерина Жирова

Руководитель и один из идейных вдохновителей проекта. Бук-медиатор.

Добавить комментарий