Опубликован список книг Юрия Чудновского

Юрий Владимирович Чудновский — один из основателей школы Сергея Переслегина, архитектор, урбанист и наш друг, любезно согласился предоставить нашей библиотеке свой список важных книг, которые остались в памяти и сильно повлияли на его мировоззрение.

Список важных книг Юрия Чудновского

Это очень концентрированный и познавательный список с «большими» книгами о восприятии и устройстве мира, об истории, религии. Автор в отдельные темы собрал книги о суфизме, буддизме, философии.

Изучая список Юрия Владимировича, я наткнулась на книгу Б. В. Раушенбаха «Пространственные построения в древнерусской живописи» об обратной перспективе в живописи, в частности, в иконописи. Это очень интересная работа. И появилась она удивительным образом. Советский и российский физик-механик, один из основоположников советской космонавтики, доктор технических наук, профессор, академик АН СССР работал над проблемой стыковки космических кораблей «Союз»  и эта непростая задача пробудила его интерес к… живописи. В одной из статей написанной по материалам этой книги я прочитала уникальные факты о космическом кораблестроении и о том, как наш глаз воспринимает изображение:

«Откуда такие неожиданные параллели? Дело в том, что на корабле «Союз» нет переднего иллюминатора (на его месте расположен стыковочный узел). Поэтому для наблюдения во время стыковки за другим кораблем установлены специальные оптические приборы типа перископов и телекамер, которые, как известно, дают изображение по законам геометрической оптики, т. е. в линейной перспективе. Но вот тут-то и возникает вопрос: а можно ли доверять этим изображениям? Насколько точно они передают ощущение пространства, видимого непосредственно глазом? Насколько перспектива оптическая, линейная, отличается от перспективы видимой, перцептивной? Ведь стыковка двух кораблей, происходящая на первой космической скорости, требует фантастической точности! Посещение музея Рублева стало последней каплей в чашу «перспективных» вопросов: у Раушенбаха появилось новое увлечение — геометрия живописи.

Мы уже упоминали о существовании двух геометрических пространств: реальном и перцептивном (с. 297). Перцептивное пространство возникает в нашем сознании в результате совместной работы глаз и мозга. На первом этапе на сетчатке глаза возникает изображение реального пространства, которое подчиняется законам геометрической оптики, т. е. линейной перспективы. На втором — это изображение преобразуется в нашем сознании в результате деятельности мозга. Таким образом, линейная (ренессансная!) перспектива учитывает только работу глаза, но не учитывает работу мозга. Вот где корни излишней «фотографичности» ренессансных полотен!…

….Какие же коррективы вносит мозг в сетчаточное (линейно-перспективное) изображение? Во-первых, заметим, что в линейно-перспективном изображении близкие предметы выходят чрезмерно большими, а далекие — слишком маленькими. Если бы такое изображение непосредственно передавалось в мозг, то, как отмечает Раушенбах, «человек мог бы испугаться близко сидящего котенка и остаться равнодушным к показавшемуся тигру». Поэтому сетчаточный образ в мозгу корректируется с учетом других признаков глубины пространства (таких, как заслонение близкими предметами далеких, «воздушная» перспектива, бинокулярные признаки). Корректировке подвергаются прежде всего сетчаточные образы малоудаленных предметов как наиболее необходимых в жизнедеятельности человека. В результате образы близких предметов становятся более похожими на их реальные прообразы, воспринимаемая величина близких предметов остается почти неизменной (константной), откуда и проистекает название этого корректирующего механизма работы мозга — механизм константности величины».

Теперь хочется прочитать оригинал книги.

Желаю и вам интересных открытий!

Екатерина Жирова

Екатерина Жирова

Руководитель и один из идейных вдохновителей проекта. Бук-медиатор.

Добавить комментарий