Книга «Немного квантовой механики не помешает и женщине». Глава 6

Готовим в своей маленькой библиотеке выставку «Книжки на скрепке». Выставка против анекдота: «у него уже есть одна книга». Анекдот достаточно трагично звучит для европейцев, переставших читать. У переехавших в Европу турок и арабов одна книга есть точно — это Коран.

Глава 6

Книжки на скрепке

Мы составляем авторские связки книг, как будто становимся героями картины вековой давности, где учебники, перехваченные кожаным ремешком, несет усердный гимназист или даже ученый муж.

Мы собираем в связки, в сцепки разные книги. Это начал Станислав Смирнов на нашей первой выставке «√книга: книга среди вещей и её отражение в мире». Он собрал свою связку, как конспиролог, вставив в нее сказку об Элли Волкова,  сказку о Дороти Баума и «Карточный дом» Храброго О.В., объясняющий откуда взялись герои Баума. Это сильная связка, модуль для литературного кружка, целый мир исследования… Ведь если герои Баума действительно шаржи на американскую экономическую систему, а герои Волкова — заказанная критика капитализма, то чьи «опилки» из чьей головы торчат? Следует, однако, помнить, что мы уже не в СССР, когда можно было тратить на рисование «Страны Швамбрания» все время, отведенное сегодня мобильным приложениям. Это нам интересно. Мы готовы докопаться до сути, а зачем это подросткам, у которых капитализм уже и там, и здесь? Так-то… Опаздываем к детям.  Они, в крайнем случае, пойдут в кружок робототехники…


Отступление про авоськи

Однажды мы с коллегами работали в Политехническом музее в Москве, в старом зале, помнящем научные и поэтические баталии 19 и 20 века, а шли мы на свои лекции и семинары по Сретенке и был это вполне вменяемый год — 2010-й. По дороге мы иногда заходили в кафе, которые открывались в центре Москвы, как грибы. Зашли и в новое французское заведение, пахнущее булочками. Обслужили нас ужасно, кофе мы не дождались и попросили пакет — взять с собой булочки. И тут уверенная продавщица нахмурила брови, и мы подумали, что пакетов у них нет. Ладно… дожуем так. Но работа мысли на ее лице продолжилась, когда мы для проформы спросили: «Так что, нет  у вас пакета?» —  «Ааа!» – просветлело ее лицо, — «Вам сетку что ли?». В тот день мы читали лекцию о смешении времен в экономике, политике и в жизни в ОТУ Сколково. Наши студенты вряд ли видели сетку.

Сетка была в СССР. Удобно, сунул в портфель, на обратном пути картошки купишь или арбуз. Но не дай бог взять все в одну руку, испачкаешь портфель. И книжки носили в сетке, я видела…

Мои друзья пошли в один из респектабельных ресторанов Санкт-Петербурга отмечать Новый 2018 год, ресторан был дорогой и хлебосольный, с серебряными супницами и официантами, приставленными к серебряным же крышкам. Побарствовав, к утру 1 января друзья собрались домой. Хозяин ресторана вручил им по бутылке советского шампанского в сетке каждому. Это было неожиданно стильно и весело. Вспомнили молодость.

Я бы сделала летний рейд по Невскому проспекту. Идут себе люди, несут в сетках книги, которые хотят своей авторской связкой поставить на Дворцовой площади в общественную библиотеку. Как «Бессмертный полк» стекаются люди с книжными сетками, показывая всем, какие книги создали для них  лучший мир, главное знание, далекое странствие, глубокое чувство.

В сетках – видно:  новые книги или зачитанные; избавиться хотят или подарить.; кто-то потратился на новую, потому что в связке ее не было; а кто-то отдал память детства. И волонтеры спрашивают, останавливают людей, записывают ролики про прожитую книжную историю мальчишки и старика и множится мода на чтение, понимание и дружбу через равные книги…

Это возможное будущее. Внутри Дворцовой площади двухсторонняя стеклянная библиотека не помешает кататься на роликах, а вот с парадами сложнее…


Мы пока собираем свои скрепки. На одну скрепку попадают разные книги по временам и нравам, художественным и специальные, ведь главное — фокус: подо что ты собираешь книги, где ты сам, что понял из них всех больше чем из каждой?

Почему-то у меня как два полюса одной маленькой связки встречаются книги «Остроумие и мудрость Уинстона» Черчилля Джеймса С. Юмса и «Балаган, или конец одиночеству» Курта Воннегута, а в другой связке попались вместе «Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева и «Шапенгауэр, как лекарство» Ирвина Ялома.

Две эти мини связки для меня противоположные полюса миров: /английского и американского/ и /русского и американского/. В первой связке речь о свободе, достоинстве и традиции, разном в понимании англичан и американцев, а вторая связка — о пределах жизни, о вотуме милосердия, так по-разному проявленном в русском и американском мире.

Продолжение следует…


Библиография скрепки «Противоположности»:

Юмс Джеймс. Остроумие и мудрость Уинстона Черчилля. — Серебряные нити, Медников С. Б., 2008. ISBN: 978-5-89163-036-9 Купить книгу

Воннегут К. Балаган, или конец одиночеству. — М.: АСТ, Neoclassic, 2016. ISBN: 978-5-17-100275-6 Читать фрагмент Купить книгу

Санаев П. Похороните меня за плинтусом. — АСТ, 2016. ISBN: 978-5-17-064322-6. Читать фрагмент Купить книгу

Ялом И. Шапенгауэр, как лекарство. — Эксмо, 2016. ISBN: 5-699-19601-2 Читать фрагмент Купить книгу

Елена Переслегина

Елена Переслегина

Методолог и один из идейных вдохновителей проекта.

Добавить комментарий