Книга «Немного квантовой механики не помешает и женщине». Глава 5

Наша Онтологическая библиотека заполняется книгами. Пустое вытесняется на гладкие столы обсуждений, инсталляции с предметами расходятся по авторам или подвигаются внутрь полок. Книги оглядываются, с кем оказались соседями. Сколько жизней у книги? Сколько мест жительства?

Глава 5

Весть, а не инструкция

Мы были в чуланчике издательства, там прекрасные книги жили в коробках, составляя запас, который кому-то не тянет карман. Мы торопливо похватали их из пыли чуланов и стеллажей, похвалили, обтерли, переселили. Сейчас они ожили на полках нашей библиотеки.  И пока некому слушать, как эти книги выпускают своих героев шептаться по ночам через прижатые обложки, но мы за них рады. «Коммунальная квартира» Первой мировой войны заняла целую полку. Там по ночам марширует бравый Швейк и уходит под воду командующий Китченер, никто не машет платочками, колонки цифр кровоточат погибшими, обесценивая Брусиловский и прочие прорывы…

«Коммунальная квартира» из книг о Первой мировой войне

Что мы поняли про Первую Мировую? Как сказать об этом и кому? Этот мир ушел. Сменилась форма, оружие, дипломатические правила и особенно стоматологи. Когда мы обсуждали, что транслировать из своего понимания и чувствования любого  полученного знания, самый европейский участник сказал: весть надо транслировать, а не инструкцию! И правда. Инструкции всего меняются, а весть остается. Весть она про главное — про рождение Спасителя, про выживших, про погибших.

У нас есть «библейская» полка. На ней в пустоте решетчатого квадрата лежит Библия, строгая и прилежно комментированная, и разноцветный цитатник с прекрасными божественными сюжетами старых мастеров на каждой странице. Как два мира — небесных скрижалей и имманентных (прим. ред.: присущих природе самого предмета, внутренних ) образов. Нужны оба мира. Читатель нашей библиотеки или задумчивый квантовый наблюдатель, путешествующий между тремя стеллажами возьмет в руки и ту книгу, и эту, потому что кто-то видит  красоту Богородицы в Слове, а кто-то — в картине, иконе.

На лабораториуме идет приживление имманентного к трансцедентному, через ужас перехода. Мастера мышления громко смеются о чем-то преодоленном. Кто-то из них, наверное, ищет свое утраченное в мыслительной свалке Я и спешит выступить от его имени.  Только у нас в библиотеке тихо, словно книги готовы открыть нам двери, и в тиши провести в следующий мир, обрушив, конечно, кое-что почерпнутое из других книг. Мы еще только готовимся стать библиотекарями. Придется ли нам прыгать за каждым читателем в дверь с пропастью, или мы можем лишь придержать ее для них? Сколько этажей пролетела Алиса до квантового Мира?  И кому уже можно рассказать, что мы нашли несколько дверей? И что если ты хочешь спрятать дверь — не нужно превращать ее в стену — нужно сжать ее до книги, заложить закладку для тех, кто вздрогнет от движения воздуха за страницей. Тогда можно открыть дверь и рассказать о вернувшихся.

Продолжение следует…


У нас по случаю осталась полка с Алисами в странах Чудес всех видов и форматов. Это букет книг разных изданий, между которыми небрежно брошен мужской веер и старенькие перчатки Кролика. Это полка приветствует вас предчувствием квантовомеханического Мира. Это дверь! Много ли книг являются дверями?
Это следующая тема нашей выставки.

Галерея обложек различных книг про Алису тут

Елена Переслегина

Елена Переслегина

Методолог и один из идейных вдохновителей проекта.

Добавить комментарий